Интервью с Фермерами Морозовыми

Как кидают фермеров в Интернет — магазинах? Какова реальная стоимость органической продукции и где лучшие места для занятий Сельхоз-Йогой? Ответы на эти вопросы мы получили от двух основателей органической фермы «Никола-Ленивец» Анны и Сергея в нашем скромном интервью для http://uno-uno.com.

Эти потрясающие знатоки своего дела производят фиолетовый картофель, цветную кукурузу, гигантcкую тыкву и еще более 50 видов овощей и ягод. Все без химии и практически вручную. В нашем интервью для http://uno-uno.com супруги рассказали о том, как выращивают органически чистый продукт, кто его покупает, почему они отказались проходить сертификацию и как владельцы магазинов делают деньги на фермерах.

 Вы вручную обрабатываете землю, или используете трактор?

Анна: Трактор у нас есть, но он маленький. Понятно, что мы используем его для обработки от сорняков, но основные прополки вокруг растения и сам уход за растениями у нас происходят вручную.

А что касается удобрений?

Анна: Крапивный настой, конский навоз, любовь, пот, кровь…

То есть, как говорят сейчас, производите сугубо органическую продукцию?

Анна: Да, но мы не называем себя так, потому что не хотим тратить бешеные деньги на органическую сертификацию. В России ГОСТ по органической продукции был введен только в прошлом году. Но никакого внятного сертифицирующего органа, сертификат которого был бы признан всеми, пока что нет.

Ферма морозовых

Сергей: Мы (органик производители) очень ждем российской сертификации. Сейчас любой может написать на египетской картошке «экологически чистый картофель от фермера», поднять ценник в несколько раз и получать суперприбыль, обманывая покупателей без каких-либо последствий для себя! Нужно вводить уголовную ответственность за такие махинации и сажать, чтобы не повадно было.

А что насчет международной сертификации?

Анна: Есть Европейский листок (Euro-leaf). Его можно получить, но он стоит каждый год около 6 тысяч евро. Зачем он нужен?! Но мы абсолютно открыты, можете к нам прийти, заглянуть в любой угол. Если вы найдете у нас хоть какие-то намеки на удобрения… мы просто их не используем.

Каким образом предпочитаете сбывать урожай?

Анна: Мы работаем с ресторанами, продаем овощи на месте, поскольку все-таки это агро-туристический проект. Большую часть овощей забирают люди, которые приезжают сюда на территорию.

Как продать фермерский урожай

А в процентном соотношении как распределяются каналы?

Анна: Порядка 80% от продаж происходят на территории самой фермы, в том числе и в виде готовых блюд в нашем Салат-баре «за огородом».

Сергей: Мы уже сделали себе имя, и теперь часть людей, которые едут в «Никола Ленивец» знают, что здесь можно погулять и, самое главное, что есть ферма, на которой они могут купить продукты. То есть они строят свой туристический день таким образом: «Ага, поедем, погуляем, посмотрим, и там есть ферма, мы себе возьмем продуктов, которые невозможно купить в Москве». Вот это часть генерации трафика, которой нет ни у кого.

К слову о ресторанах, какие чаще покупают? Местные — калужские?

Анна: Москва, Питер.

 А местные магазины? В Подмосковье, к примеру, есть небольшая сеть «Фермер Подмосковья».

Анна: Здесь, в Калужской области, структура населения другая. Практически у каждого жителя есть деревенские «корни», они выращивают овощи и фрукты на своей земле. Население в большей своей части обеспечивает себя за счет личных хозяйств.

Как считаете, насколько это частое явление, когда фермерство связано с туризмом?

Сергей: Очень редко. Мы пошли по пути туризма. Есть парк, и мы сделали здесь ферму. У нас существенный объем местных продаж, и мы, с точки зрения других фермеров, находимся в очень выгодных условиях. А другие люди, которые пытаются продать свою продукцию, им приходится тратить большие средства и усилия на привлечение людей. В этом проблема очень большая. У нас в России агротуризм не развит как в Европе…
Понятие агротуризм у нас сводится к тому, что «приезжайте, у нас коровки, лошадки, банька, можно пожить, костер пожечь». Ну и что? Мы же идем другим путем. Люди приезжают к нам поменять свою деятельность, успокоиться, отдохнуть, поработать здесь с нами… Мы пытаемся объяснить, что «вы сидите семь дней за компьютером, пусть восьмой будет не за компьютером, попробуйте поковыряться в земле». Мы это называем – сельхоз-йога.

Как у вас происходит процесс ценообразования?

Анна: Я сначала иду на рынок, смотрю, сколько там стоят овощи, потом смотрю в интернет-магазинах, я знаю, что там в среднем 200-процентная наценка, соответственно, я понимаю, за сколько они это покупают. Сравниваю цену фермера, который такой же как мы, и цену на рынке обычном. Ну вот что-то среднее мы ставим.

Сергей: Относительно органик-рынка у нас цены очень низкие. Потому что органик-рынок весь на перекупках строится. А мы, получается, перешагиваем через перекупщиков и можем держать рыночную цену. То есть наши цены сопоставимы с ценой овощей на рынке в Москве, иногда даже и ниже чуть-чуть. Но продукты лучше на порядок, потому что это органика.

Поросята на ферме Морозовых

Часто фермеры сетуют на то, что им трудно работать с супермаркетами из-за товарного вида продукта. Они не используют агрохимию, поэтому у продукта вкусовые качества великолепны, но внешний вид не идеален. Что вы скажете на этот счет?

Анна: У нас есть эта проблема. Но из покупателей был только один магазин, который дал нам стандарт прямо на бумаге, где было расписано, что мы не принимаем вот это, вот это и вот это.

Сергей: Все остальные магазины просто говорят: «Нам это не подходит», когда я уже привез продукцию. А это затраченное время, и риск потери товарного вида. Либо дайте мне, что вам нужно: «щавель должен выглядеть так, клубника так», — и я вам отберу. Когда этого не делается и меня ставят перед фактом, то это можно фактически расценивать как обман: я собрал заказ, лично привез и ничего не получил с этого. Любой магазин должен иметь свои собственные требования к продукции. Тогда это будет честно.

То есть сейчас таких требований нет?

Сергей: Очень мало, и только у серьезных нормальных игроков. Например, один магазин берет товар, потом сам его перебирает, и говорит «мы приняли 50 %, остальное выкинули». Я говорю: «Почему выкинули? Я из этого могу сварить суп, сделать варенье, закрыть в банки». Выкинули – платить не будем. То есть, еще одно «кидалово» происходит. Помимо возврата средств, еще и обман по продукции.

Такое происходит в интернет-магазинах или вообще в магазинах?

Сергей: Вообще в магазинах.

Понятно. Получается, с крупными игроками магазины не могут так поступить?

Сергей: Также поступают. Там просто из-за объема этого не видно. Либо берут нормальный объем, либо берут маленький объем и начинают обманывать разными путями. Я ни разу не видел возвратной продукции… Я думаю, что они перебирают, продают, второй сорт списывают и мне не возвращают. То есть, фактически воруют продукцию…
Есть масса таких моментов. Поэтому мы хотим работать непосредственно с покупателем. Потому что покупателю я всегда объясню, почему это так, это так, почему у этого такой вкус, а у этого такой вкус, всегда поменяю. Если не устраивает, извините, вот вам обратно деньги. Так будет честнее, потому что я непосредственно объясняю человеку, он мне непосредственно предъявляет претензию. А если начинаешь через посредника работать, то посредник продал, а меня кинул.

Что обычно больше всего удивляет людей в производстве экологически чистых овощей?

Сергей: Самое большое удивление вызывает то, что прямо в городе возле дома любой человек может выращивать экологически чистую продукцию. Мы доказывали это путем создания нескольких органических огородов в городе. Журналисты брали овощи на анализ, и им всегда приходил один и тот же ответ: «Содержание вредных веществ в предельно допустимой концентрации». Это в центре города, практически на бетоне, и все было чистое, нормальное, вполне подходящее. Любой человек может выращивать себе вкусные продукты. Всех удивляет именно это.

Урожай клубники на ферме

Мы благодарны супругам за такие честные и откровенные ответы на все интересующие нас вопросы.

Арт-парк «Никола-Ленивец» расположен в 200 км от Москвы в Калужской области. Считается самым крупным в Европе. Территория в 650 Га включает поля, леса, гостевые дома и внушительных размеров арт-объекты. Одна из достопримечательностей парка – органическая ферма «Никола-Ленивец». Еще в 2000-х на ее месте были заросли, сейчас же, силами фермеров Анны и Сергея Морозовых, волонтеров и местных жителей здесь раскинулись плантации с овощами, ягодами, зеленью и другими эко-продуктами.

Источник: UNO-UNO

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.